Главная Библиотека Статьи Я болел и болею развитием Русского рукопашного боя
Я болел и болею развитием Русского рукопашного боя Печать
Автор: Administrator   
17.10.2006 13:05
Интервью с Дмитрием Ивановичем Козиным. Беседу ведет независимый корреспондент Интернет-журнала «Русичъ» Вадим Кузнецов.

В.К. Дмитрий Иванович, вы – бывший военный, кадровый офицер. У вас есть семья? Если – да, вы женились в армии?

Д.К. Ну почему же бывший военный?! Да, я – кадровый офицер и до сих пор считаю, и буду считать себя военным. В армии был холост, там мне не довелось встретить своей половинки. В Ростове встретил даму своего сердца. Сейчас у меня есть семья, пока живем гражданским браком.

В.К. Как часто задают вам вопрос о том, что привело вас к занятиям по РРБ «Русский стиль» Кадочникова»? И какой контингент людей этим интересуется?

Д.К. Как часто, трудно ответить на этот вопрос, не считал. Но такие вопросы не редкость и возникают всегда неожиданно. Пытаюсь удовлетворительно отвечать всем. Чаще всего они идут от молодежи и подростков. Из взрослых их задают лишь те, кто только начал осваивать рукопашный бой или имеет намерения войти в эту стязю. Некоторые задают такие вопросы из любопытства.

В.К. Могли бы вы немного рассказать о себе, что и как привело вас в РРБ «Русский стиль» Кадочникова? Наверняка существуют какие-то причинные факторы, почему тот или иной человек начинает заниматься боевыми искусствами и посвящает этому свою жизнь?

Д.К. Если правильно понимаю, вас интересует часть моей биографии, так или иначе касающаяся РРБ «Русский стиль» Алексея Алексеевича Кадочникова?

В.К. Именно так. Что вас привело к этому, почему вы выбрали именно этот стиль? Ваши ответы будут интересны не только мне, но и нашим читателям.

Д.К. В 1983 году поступил в Ростовское Высшее Военно-Командное Инженерное училище ракетных войск. В течении пяти лет, а это период обучения, нас развивали физически. Была ежедневная зарядка, подъёмы переворотом, подтягивания, 100-метровки, кроссы по 3 км, марш-броски по 10 км, поверхностное обучение комплексам РБ-1 и РБ-2. Целенаправленной подготовки по рукопашному бою у нас не было и быть не могло. Основной упор ставился только на профессиональную подготовку, т.е. подготовку офицера-ракетчика. В 1988 году, закончив училище, был направлен для прохождения дальнейшей службы в Забайкалье, где и прослужил с 1988 по 2002 год.Военный городок находился посреди тайги. В нем была развита инфраструктура, однако, кроме танцев и кино, практически никаких других спортивных, культурных мероприятий и досуга в городке организовано не было. Военнослужащие жили по графику – работа-дом, дом-работа. При этом большинство холостых военнослужащих грешили пьянством…

В.К. Странно. Какие-либо спортивные секции, неужели их не было?

Д.К. Спортивных секций тоже не было. Если бы были, знал не в последнюю очередь. Некоторые военные не выдерживали сложностей такой жизни и спивались прямо на глазах. Приведу несколько моментов. Гражданское население, которое обслуживало гарнизон, в большинстве состояли из бывших ссыльных и их детей. Плюс к этому, недалеко находились зоны для осужденных. Большинство освободившихся заключенных оставались в этих местах. Многих дома никто не ждал, соответственно, им попросту ехать было не куда. Они обзаводились семьями и жили в этих сложных климатических условиях. И даже резкий климат не пугал их: зимой мороз до минус 50, летом жара от 40 до 50 градусов по Цельсию. Приведу еще один пример: на танцах или демонстрации художественных фильмов часто происходили драки между военнослужащими и местным населением. Фактически, менталитет местного населения – пьянки, драки, мордобой. Так что, социально-демографическое положение в гарнизоне было сложным. Нельзя не сказать о том, что некоторые пытались по личной инициативе хоть как-то организовать досуг, но это происходило стихийно и было недолговечным.Прослужив 5 лет в гарнизоне, случайно узнаю, что, офицер одной из частей, капитан Кравченко Сергей Васильевич, выпускник Краснодарского военного училища (1987 год), проводит тренировки по Русскому рукопашному бою. Как только узнал об этом (1992 год) сразу же посетил его секцию. В первый раз, конечно же, шел с легким недоверием и возможно даже просто из любопытства. Ведь в самом деле, чему могут научить в глубинке?! Но когда я увидел приемы, показанные Сергеем Васильевичем, был в шоке. До этого мне ничего подобного видеть не приходилось. Легкость и пластичность движений, простота в исполнении различных приёмов. Все это повергло меня в шок и неописуемый восторг. Мое решение было мгновенным и я начал заниматься у него. Начав тренироваться, осознал, не всё так просто как кажется на первый взгляд. Вообще-то, в юношеском возрасте я занимался три года греко-римской борьбой и один год боксом. К моему удивлению, несмотря на то, что у меня была не слабая подготовка, все равно многое давалось не сразу и не так легко как хотелось бы.

В.К. А в военном училище вы чем-нибудь занимались?

Д.К. Нет. В военном училище свободного времени вообще не было, поэтому ни о каких секциях невозможно было думать. Основной акцент был направлен только на учебу, знания и профессионализм. Вернусь к нашей теме. Именно таким образом я и начал знакомство с эффективной системой Алексея Алексеевича Кадочникова – РРБ «Русский стиль».Капитан Кравченко много рассказывал нам об Алексее Алексеевиче, о системе подготовки по рукопашному бою в Краснодарском училище. Мы слушали внимательно, заворожено и были заинтригованы рассказами Сергея Васильевича о Человеке-легенде и плодах его труда. Нам хотелось как можно быстрее научиться РБ и познать его таинства и секреты. Но желание, это еще не действительность. Как мы ни старались, увы… мастерство не приходило.

В.К. Может была не та программа подготовки или преподавалось не так?

Д.К. Нет. Программа была правильная, мы даже ее считали слишком жесткой. Она была примерно такой как обучает Алексей Алексеевич. И тренер был грамотный и преподавал все грамотно. Все дело ведь в человеке, в самом ученике.Разминка на тренировках не менее 80 минут. Капитан Кравченко выжимал с нас по «семь потов» через «крокодилы», «лягушки», «тачки», кувырки и другие специальные упражнения. Лишь только после этого он приступал к изучению и отработке приёмов. Выполняя приемы, мне казалось, что я делаю всё правильно, а оказывается – нет. Сергей Васильевич наблюдал за всеми, в том числе и за мной, моей работой. Он корректировал наши действия, подсказывал об ошибках, но не до всех все доходило сразу. А один раз он подошёл ко мне и отругал за бестолковость. При этом он произнес одну фразу, которую я запомнил на всю жизнь: «Вы смотрите, но не видите». Тогда я еще не знал и не догадывался о том, сколько раз буду слышать эту фразу из уст Алексея Алексеевича Кадочникова. Но именно в тот момент, а это случилось на 5-й тренировке, это всколыхнуло всего меня внутри. Мне стало очень стыдно и обидно за себя. Я не могу передать словами то свое состояние. Нет, во мне не было подавленности или разочарования в РБ. Было совершенно другое, положительное – упорство, упрямство и настойчивость в освоении РБ, буря негодования на себя и свои ошибки. Все это впоследствии скажется, сформирует и отшлифует черты моего характера. А тогда в голове мелькало только одно, как бы то ни было, всё равно освою рукопашный бой.У меня долго не получались многие приемы и базовые упражнения. Тело было как «деревянное». Все это подчеркивалось моими синяками и ушибами после тренировок, болью по всему телу.Моя настойчивость и регулярная посещаемость занятий не остались незамеченными капитаном Кравченко. Через два года я стал не последним учеником нашей группы. Несколько слов о группе. Когда я пришёл заниматься, нас было 8 человек (5 офицеров, 2 прапорщика и 1 контрактник). Занимались мы в солдатском спортзале на территории части. Спустя год, у нас уже занимались 30 человек. Плюс к этому, к нам часто приезжали инкассаторы из города Читы и тренировались вместе с нами. Вся группа держалась на энтузиастах, которым стал и я. Все занятия проходили на добровольных началах. Нам никто не помогал в организации, но и палки в колёса не вставляли, за что огромнейшая благодарность командованию. В то время я служил в учебной части, поэтому на тренировки часто брал с собой оружие – автоматы и пистолеты (естественно без боеприпасов). Наверное будете удивлены, но мы – офицеры, которые закончили военные вузы, не все знали как использовать огнестрельное оружие в рукопашном бою. Нас просто этому не учили и я считаю это неправильным. На тренировках мы большое внимание уделяли и метанию ножей, саперных лопаток. Нами был сделан специальный деревянный стенд и, после силовых тренировок, мы учились метать ножи и сапёрные лопатки по нарисованным мишеням. Неисчерпаемый интерес к знаниям по РРБ позволил нам самостоятельно и достаточно эффективно изучать систему А.А.Кадочникова, при этом несмотря ни на какие трудности. Мы самостоятельно проводили и семинарские занятия. Капитан Кравченко заранее на месяц распределял темы семинаров среди нас – офицеров (в основном – замполитов), которые потом их и проводили. График был примерно таким, по воскресеньям назначенный офицер проводил занятия по:

Истории РБ.

Медицине (это в основном проводили медики-офицеры):

а) активные точки поражения (т.е. анатомия человека);

б) первая медицинская помощь (травмы, ранения и т.д.).

Истории возникновения оружия.

Тактике, разведке и т.д.

Офицеры, проводившие семинар, как правило, готовили преподаваемый материал в библиотеках городка и затем выступали перед своими товарищами. После этого проходило обсуждение непонятных вопросов по теме семинара и лишь затем тренировка по РБ. Семинарские занятия, организованные нашим тренером, настолько сильно захватывали нас, что мы с нетерпением ожидали воскресения, чтобы получить новые знания. По сути дела, это стало уникальным способом получения новых знаний при тяжелой службе в гарнизоне, при неблагоприятных условиях к обучению и в отдалении от главного источника всех этих знаний – нашего Главного учителя Алексея Алексеевича Кадочникова.Без специальных пособий и методической литературы по РРБ, тогда их просто негде было взять, мы умудрялись осваивать РРБ «Русский стиль» А.А.Кадочникова. Нашими единственными пособиями были художественный фильм «Один на один с врагом» и маленькая книжка по РРБ Ретюнского Александра Ивановича, 1991 года издания.Через год занятий мы все сдружились. Мы помогали друг другу по службе. Часто встречались на праздниках, днях рождениях и т.д. Старались проводить максимум свободного времени вместе. И даже те, кто был семейный, их семьи тоже любили быть в нашей компании. Среди нас была настоящая дружба. Это была группа единомышленников. Так получилось, но ближе чем друзья-рукопашники у нас никого не было. Да, нам было интересно друг с другом. Все горести и радости мы делили вместе. Легко обменивались информацией друг с другом о наработках и секретах по РРБ, т.е. если кто-то что-то додумал или дошёл до чего-нибудь сам, он обязательно делился этим с другими. Увлечение рукопашным боем настолько захватило нас, что по ночам стали сниться сны, как вроде бы мы всю жизнь занимаемся РРБ. Часто снились различные криминальные ситуации, из которых мы всегда выходим победителями. Иным языком, в нас окреп дух война. Капитан Кравченко говорил: «Это хорошо и правильно. Идет развитие вашего мышления. Теперь вы живете рукопашным боем и легко сможете выбирать одно правильное решение из множества возможных».Из 30-ти человек единомышленников, семеро были из воспитательных структур, то есть на должности замполитов (заместители командиров по политической части). В то время и я был заместителем командира батареи по воспитательной работе. Это позволило нам вести одновременную, параллельную работу по популяризации системы А.А.Кадочникова. Была у нас и хорошая пословица: «Каждый, уважающий себя русский человек, должен владеть русским рукопашным боем».

В.К. Получается так, что вы использовали свое служебное положение для продвижения РБ? И как к этому относилось командование? Скрывалась ли под этим какая-либо корысть?

Д.К. Хороший вопрос. Тогда я дам подробный ответ. Не вижу в этом никакой корысти, тем более каких-либо нарушений или незаконного использования своих должностных полномочий. Если вы знакомы с учениями и целями Алексея Алексеевича Кадочникова, значит знаете, он – Патриот России. Значит знаете, что такое система Кадочникова и что она из себя представляет, а если говорить конкретно – РРБ «Русский стиль» Кадочникова и школа выживания по системе Кадочникова. Значит знаете, в каких случаях и для чего все это применяется. А тогда, в том, нашем случае, занятиями по РРБ решалось 5 основных и, я считаю, очень важных задач:Популяризация системы А.А.Кадочникова (это же не только рукопашный бой, это еще и школа выживания в различных неблагоприятных условиях, все это – военные науки). Увлечение военнослужащих и офицерского состава, особенно молодых офицеров-лейтенантов боевым искусством. Снижение употребления спиртных напитков среди военнослужащих (при 3-хразовых тренировках в неделю с полной выкладкой, у человека к алкоголю практически нет тяги). Воспитание офицерского корпуса через РРБ системы А.А.Кадочникова. Изучение истории, культуры и традиций русского народа. Неужели вы считаете все это плохими или корыстными деяниями? Занимаясь решением этих задач, мы привлекли внимание командования и нас стало поддерживать управление соединения (дивизии). Мы получили своеобразную психологическую поддержку со стороны командования. В 1994 году нами впервые проведены показательные выступления на 9 Мая – День Победы. Это стало фурором для всех. Выступление понравилось как самим военнослужащим, так и большей части гражданского населения. В нашу секцию стали приходить подростки и дети военнослужащих и гражданского населения. Когда началась чеченская война, командованием соединения было принято решение создать на базе нашей группы – ГБР (группу быстрого реагирования). Это стало нашей важнейшей задачей и существенно вдохновило всю нашу группу. Одновременно, мы почувствовали еще одну серьезную ответственность за порученное дело, ведь теперь на кон ставились человеческие жизни. Как видите, корысти здесь никакой нет и не было.В последующие годы к нам приходили выпускники Краснодарского училища и приносили новые знания, которые преподавались Дедом (так зовут Алексея Алексеевича Кадочникова ученики). К величайшему сожалению, когда наш тренер показывал нам приемы и при этом указывал на рычаги, как они действуют, мы этого не понимали в должной степени. Тогда нам было стыдно выглядеть глупыми и признаться учителю в том, что мы что-то не до конца понимаем. Мы были наивными глупцами и в основном занимались наработками приемов, не вдумываясь в физический смысл содеянного. Мы надеялись, что истинное мастерство приходит через усиленные тренировки. Это было нашей ошибкой. Как много мной и другими было потеряно, именно из-за этого непонимания и отсутствия смелости переспросить тренера. Многое было достигнуто мной, но с многим смог окончательно разобраться лишь в 2003 году, когда стал ездить на семинары, проводимые самим Алексеем Алексеевичем Кадочниковым. А вот тогда, там, именно в то время, обратиться за помощью к капитану Кравченко в разъяснении физической сущности каждого действия или приёма мы стеснялись. Мы опасались показаться безграмотными и тупыми как в его глазах, так и в глазах своих товарищей.У нашей секции было много взлётов и падений. В зависимости от сезона приходило много и мало людей. Большое количество людей прошло народную болезнь – «бугризм». Это когда человек уходит из секции, говоря что всё знает, и возвращается в неё после каких-либо жизненных неудач, особенно после серьезных побоев.В 1995-м году мы выпустили первый и последний фильм по РРБ о нашей секции в городке. Вся наша группа тогда участвовала в съёмках. На всех мероприятиях дивизии, нашу группу в любую погоду просили выступать с показательными выступлениями. Волей случая Рукопашный бой помог в моей карьере. Мой старший товарищ по рукопашному бою уходил на вышестоящую должность, при этом был обязан представить кандидатуру на свою замену. Так я получил очередное воинское звание – майор и стал заместителем командира части. В 1998 году, уже подполковником, наш тренер Кравченко С.В. уволился из рядов ВС РФ и оставил группу на мое попечение.Через некоторое время, после ухода нашего тренера, секцию стало лихорадить. Эти моменты вызывают у меня тяжелые воспоминания. Можно сказать даже так, секция, после его ухода, стала разваливаться на глазах. Затем происходит еще один серьезный удар – это переход военных домов культуры на коммерческие рельсы. Мы теряем зал, потому что за него стали требовать оплату. Был вариант ввести плату за тренировки и обучение. Я отверг такой вариант и начал разыскивать иные способы, чтобы получить место для тренировок и сохранить секцию. Через некоторое время мне все-таки удалось договориться и за ежемесячную помощь, эквивалентную ящику электрических лампочек, нам разрешили заниматься в Доме культуры Российской армии. Все это было самым трудным временем для выживания группы и, одновременно, становления меня как тренера-наставника, руководителя общности людей.Если честно, мне сейчас трудно и тяжело вспоминать об этих моментах. Я болел и болею развитием Русского рукопашного боя «Русский стиль» А.А.Кадочникова и его популяризации. А в то время…, в то время мне было очень больно. Больно, когда я приходил на тренировку и занимался там практически один. Были моменты, когда вообще никого не было. Меня душили слезы, что военнослужащие не хотят заниматься этим нужным для них и Российской армии делом. А ведь это все – это изучение боевых традиций нашего русского народа, подготовка себя к защите земли русской, это очень многое, касающееся нашей Родины, нашей Отчизны, Великой России, Руси, наших предков…Прошло совсем немного времени и в секцию снова стали приходить военнослужащие и подростки. Она получила свое второе рождение. Через некоторое время начинаю осознавать, что мои возможности на пределе. Причем серьезно ощущаются недостаточность знаний и опыта в РРБ. Возникла ситуация, когда я не стал видеть продолжения, как бы появился своеобразный вакуум, пустота – либо одно и то же, либо вообще ничего. Быть заигранной пластинкой мне не хотелось, прекращать тренировки – тем более. Договариваюсь с несколькими офицерами, прошедшими обучение в Краснодарском училище, чтобы они стали заниматься вместе с нами и делились полученными от Деда знаниями. Однако такие случаи были редкостью, так как среди них не было настоящих фанатов РРБ «Русский стиль» А.А.Кадочникова. Если говорить образно, секция «варилась» в собственном соку и занималась в основном теми наработками, которые знал я и те – новые, которые нормально понимались нами. В то время я еще не знал, что Алексей Алексеевич Кадочников проводит семинары по РРБ «Русский стиль» для всех желающих по всей России. Тогда знакомство с Дедом мне казалось несбыточной мечтой.Помимо всего этого, по приказу командования, я тренировал роту охраны и роту разведки соединения (дивизии). Вот так я и стал приверженцем Русского рукопашного боя «Русский стиль» А.А.Кадочникова.

В.К. Понимаю, что у вас мало времени, но позвольте еще несколько вопросов. Извините за этот вопрос, правда ли, что вы судились с Министерством обороны России? Если да, каковы причины? Увольняясь из армии, вы тоже передали кому-то секцию или она распалась? Когда точно вы познакомились с Алексеем Алексеевичем Кадочниковым?

Д.К. Век информатизации видимо не позволит скоро даже шагу ступить. Всем становится известно многое помимо желаний самого человека. Первым вопросом вы затронули несколько щепетильных и даже неприятных тем для меня… Попытаюсь ответить.В ноябре 2002 года, наше соединение неожиданно подверглось сокращению и надёжный Щит Родины (Форпост на Востоке) был ликвидирован. Наверху конечно же виднее, но на мой взгляд, такое сокращение было не до конца продуманным с человеческой и социальной стороны. Просто, понимаете ли… Просто многие люди были своеобразно выброшены из жизни после многолетней службы в ВС РФ. Многие остались без работы, так и не дослужив до пенсии. Многие остались без сертификатов на получение жилья и других социальных благ. Женщин-военнослужащих увольняли целыми списками, не заботясь об их дальнейшей судьбе. А ведь многие женщины были не замужем, а были и матери-одиночки. Мне известны случаи, когда некоторые из них делали попытки к суициду и это все от безвыходности из создавшегося положения. Для многих было страшным потерять работу, ведь столько лет… Чтобы не выдавать сертификат на получение жилья, меня тоже уволили по окончанию контракта, так как на момент ликвидации он заканчивался. Именно на тот момент у меня было выслуги 26 лет (19 календарных и 7 льготных). Я получил пенсию и премного благодарен государству, но мне не дали никакого жилья, хотя оно полагалось по закону. Да, мне пришлось дважды судиться с Министерством Обороны РФ и мою правоту не смогли доказать ни я, ни адвокаты. Таким образом, многие, в том числе и я, попросту были выброшены на свалку истории без жилья...А дальнейшая судьба нашей ракетной дивизии плачевна, она была расформирована и ликвидирована. На месте нашего соединения были дислоцированы мотострелковые войска. И даже после этого наша секция продолжала существовать. Мы занимались с вновь прибывшими подростками – это дети офицерского состава мотострелковой дивизии, которых кстати было намного больше чем до этого. После своего увольнения я передал секцию своему другу и соратнику Ерлову Алексею, с которым мы когда-то начинали заниматься у подполковника Кравченко.С Алексеем Алексеевичем я познакомился в ноябре 2003 года на семинаре в Краснодаре.